Алексей Кадочников

Психологическая подготовка к рукопашному бою

Предисловие

Начну со статистики.

В среднем по России за год в чрезвычайных ситуациях людей погибает:

– в походах и экспедициях – 250-300;

– при землетрясениях, наводнениях – 500-800;

– в техногенных авариях – 1000-1500;

– на воде – 9000-12000;

– в авариях на транспорте – 40000-45000;

– в криминальных происшествиях – 30000-32000;

– в результате самоубийств – 55000-65000(!);

– при прочих обстоятельствах – 3000-6000.

Итого: около 140-150 тысяч человек ежегодно в России погибает в результате несчастных случаев и чрезвычайных ситуаций.

Число раненых можно оценивать как 1:10, то есть на «порядок» больше. Приплюсуем к этому число инфарктов и инсультов (вообще не поддающихся статистике), которые можно считать прямым следствием социальных экстремальных ситуаций.

Не вдаваясь в статистику других стран, можно смело констатировать: в этой области мы тоже прочно «впереди планеты всей» и около 1% населения уходит из жизни по этой причине.

Можно даже сравнить с «результатом» афганской войны – погибших примерно 2% от всего контингента, прошедшего через боевые действия.

Итак, наша повседневная жизнь по сравнению с боевыми действиями «всего» в 2 раза менее опасна! И на фоне подобной ситуации наше общество, наверное, наиболее пренебрежительно относится к проблеме обучения действиям в ЧС!

Вот где поле деятельности для исследователя и педагога! Но… с другой стороны, будет ли их деятельность рентабельна при таком количестве «печальных событий»? Наверное, это еще одно проявление «российского менталитета». Можно огорчаться, можно восхищаться, но обойтись сакраментальным «умом Россию не понять» уже не удается.

Следует учесть, что реальные экстремальные условия зачастую представляют собой синтез нескольких сред. Какая из них будет определяющей – вопрос непредсказуемый! Подготовить же человека ко всем прогнозируемым условиям сразу – абсолютно нереально.



1 из 203