Андрей Круз, Мария Круз

Чужой

1

Свет фонаря осветил все вокруг, и я понял, что ничего не понимаю. Рядом стоял генератор, но не такой маленький, как был у меня, а куда крупнее и мощнее. И сарай был не металлический, это доски. И пол деревянный. И тулупа нет.

Где я теперь?

Где Настя?

Настя здесь, я это просто знаю, чувствую. Я там, где она.

Шагнув вперед, повернул ручку двери, толкнул — она не открылась. Толкнул сильнее — она еле подалась, а в образовавшуюся щель дунуло ветром, и посыпался снег. Класс, опять снег, а тулуп пропал. И много навалено, но вроде бы не плотно. Толкнул сильнее, плечом, еще раз, еще — дверь подавалась, собирая перед собой небольшой сугроб. Все, можно протиснуться.

Пришлось рюкзак снять, но пролез, оказавшись в снегу выше чем по колено.

Холодный ветер дунул в лицо.

— И где это я?

Моего вопроса никто не слышал. Шумел ветер в ветках деревьев, где-то вдалеке каркала ворона. Опять ворона, пропади она совсем. Сейчас бы из дробана… чтобы не каркала, тварь такая. Тогда камушками кидался, а вот теперь…

Ладно, где я на самом деле?

Горы. Тут довольно пологие, за спиной и вдалеке спереди — вполне крутые и высокие. Дом. Деревянный. Чуть ниже по склону, к нему засыпанная снегом лестница ведет. Большой такой дом, добротный, даже красивый, шале настоящее. И мама дорогая — с гаражными воротами и двумя спутниковыми тарелками!

— Засношало ретро! По самые гланды засношало, — сказал я вслух, совершенно искренне, попутно сняв с плеча дробовик. — Да здравствуют тарелки и дома с гаражами! Хочу мобильные телефоны, телевизоры и всякое все.

А еще отсюда не видно мне было ни единого человеческого следа на слежавшемся рыхлом снегу. Следы тут разве птичьи и какого-то небольшого зверька, бегавшего по этому самому снегу петлями. Отсюда, где я стою, виден весь участок — и ни расчищенных дорожек, ни чего другого.



1 из 450