Астрид Линдгрен

Кто выше прыгнет

— С-соп-ляк! С-соп-ляк!

Пронзительно, протяжно и победоносно раздавалось это слово в вечерней тишине.

Тот, к кому оно, по всей видимости, относилось, поднялся с клубничной грядки и принялся внимательно высматривать кого-то на соседском дворе. Но враг не показывался. Тем не менее снова просвистело вызывающее:

— С-соп-ляк! С-соп-ляк!

Стоявший посреди клубничных грядок рассердился не на шутку.

— Выходи, трус паршивый! — закричал он. — Выходи и попробуй только сказать мне это в лицо!

Из густой листвы росшего на соседнем дворе вяза тут же высунулась голова со светлыми льняными волосами.

— И попробую! — ответил светловолосый, невозмутимо сплевывая сверху через соседский забор. — И попробую! С-соп-ляк!

Весть разнеслась молниеносно по всему селу: Альбин и Стиг снова сцепились! Через несколько мгновений на улице за забором уже стояли в напряжённом ожидании все сельские мальчишки.

Да, Альбин и Стиг снова сцепились. Это случалось каждый вечер. А впервые это случилось так давно, что и не упомнишь. У них шло своего рода состязание, своеобразное состязание, длившееся уже около девяти лет. Собственно говоря, всё началось с тех пор, как Альбин и Стиг ещё лежали в колыбели.


— Представляешь, у Стига прорезался первый зубик! — гордо сообщила мама Стига маме Альбина, когда мальчикам было по шести месяцев от роду.

Мамаша Альбина туг же понеслась домой и сунула сыну в рот указательный палец. Но палец нащупал лишь мягкое нёбо да беззубые дёсны.

— Представляешь, Стиг уже встаёт на ножки, когда ему есть за что ухватиться! — объявила через несколько месяцев мама Стига маме Альбина.

Мамаша Альбина тут же помчалась домой, выхватила сына из колыбельки и поставила его перед кухонным диванчиком. Но кривенькие ножки Альбина подкосились, и он с рёвом шлёпнулся на пол.



1 из 6