Скарлетт рассказывает о своих романах много и увлечённо. Однажды она трахалась в лифте. С Бенисио дель Торо. Потом, правда, призналась, что наврала. Бенисио дель Торо никто ещё не задал прямого вопроса: было или не было? Стесняются, черти. Все знают, что у неё была любовь с Колином Фёртом, Джаредом Лето, Джонатаном Рис-Майерсом, Дереком Джетером и Джошем Хартнеттом. Кто они такие, нам с вами знать необязательно. Один — баскетболист, один — модель, остальные — артисты. Она уже объяснила, что ни с одним из них не сможет остаться надолго.

Дело в том, что с молодыми хорошо заниматься сексом, а у стариков есть разум и чувства, чувства и чувствительность, гордость и предубеждение, — словом, всё то, что важно помимо постели. Но в постели, вот в чём штука, со стариками делать нечего. Она выкладывает всё это с потрясающей откровенностью, которую многие называют слишком взрослой или циничной. Негоже, дескать, чтобы у девушки были такие неромантические представления.

Психологический возраст у неё в самом деле здорово отличается от реального, но не в ту сторону. Она не старше, а моложе своих лет. Об этом занятном случае — сочетании сексапильной девичьей внешности и абсолютном инфантилизме сознания — Мопассан написал целую повесть, называется «Иветта», и там здорово описано, как себя вести с такими девушками. Там так и сказано — она, мол, вела себя с такой непосредственностью, а о самом грязном говорила так спокойно, что можно было с равным основанием заподозрить в ней и чудовищную развращённость, и абсолютную невинность.

Так вот, Скарлетт Йоханссон — случай абсолютной невинности, и тут уже неважно, сколько раз у неё было в лифте, на крыше и в пшеничном поле. Она, в сущности, никогда не жила, с семи лет всё её время занято съёмками — то рекламными, то серьёзными, — и с «Объездчика» («Horse Whisperer», 1998) до сего дня у нее не было ни одного свободного месяца.



2 из 35