Стоянка для вылетевших мобилей располагалась рядом с корпусом Центральной диспетчерской Службы. Предстоял необходимый, но не всегда приятный разговор с владельцем машины. Мельников повернулся к селектору:

— Мария! Пришли ко мне водителя «Василисы».

— Одну минутку, Иван. Его не могут разбудить.

— Разбудить?!

— Именно. Он спит сном праведника, даже похрапывает.

— Спит за рулем?! Так и отправился бы из объятий Морфея в объятия праотцов!

— Да что ты, Иван! Скажешь тоже… Симпатичный старичок. Подумаешь, задремал!.. Вот уже и проснулся. Только какой толк тебе от его показаний…

— Обойдемся, если надо, и без них. Столб вот только убрать придется…

— Будет спасателям работа, а то они засиделись, — сыронизировала Мария.

— Предел моих мечтаний, чтобы они все рабочее время играли в шахматы, — отпарировал Иван.

— Ладно-ладно, встречай своего старичка.

Мельников покосился на тихо журчавший информатор, обрабатывавший данные о происшествии. Через пару минут он выдаст схему предупреждения уже случившейся аварии, а пока…

Входная диафрагма со звоном раскрылась, и в диспетчерскую ворвался плотный лысеющий пожилой человек в легком спортивном костюме и каких-то легкомысленных не то тапочках, не то кроссовках. Вид у него был изрядно помятый.

— Я буду жаловаться! — заявил он с порога.

— Ваше право, Анатолий Анатольевич, — заверил его Мельников. — Проходите, садитесь, пожалуйста.

— Я вам не… Впрочем, что значит, садитесь?! Да я и так опаздываю! Выпустите мою «Василису» с вашей стоянки! Немедленно!



2 из 32