Евгений Прошкин

Пересадка

Рассказ

– По транс-портной струне пассажир идет пакетом из пяти архивов… – Незнакомец пытался говорить шепотом, но в бедламе портового бара это вряд ли могло иметь успех. – Пять информационных потоков. С нашей точки зрения это не потоки, а импульсы… Но наша точка тут ни при чем, мы же про технику говорим.

Говорил преимущественно он. Я лишь сидел рядом и терпел.

– Пять архивов, – повторил мужчина и, двинув ко мне лист бумаги, провел черным ногтем пять параллельно неровных линий. – В первых двух вся твоя физика… – Он озабоченно посмотрел на стол, но ничего кроме кружек и пепельницы не обнаружил. Пепельница была полная, а кружки – наоборот. – В этом архиве врожденное, чистый генотип, а в этом приобретенное. – Он положил на листок два кривых окурка. – Если вошел в транспорт с циррозом печени, то и выйдешь с тем же циррозом. Кстати!.. Ты не задумывался, почему Верховный так неплохо выглядит? Для своих-то ста двадцати годков… А?!

Собеседник поманил меня пальцем и, не дожидаясь реакции, поднес свой бесформенный рот еще ближе. Мне казалось, что я уже не слышу его, а чувствую.

– Верховный… да и не только он… они иногда срываются с линии. Не целиком, такого не бывает. Срывается только второй канал. Такого… ха!.. такого вообще-то тоже не бывает. Но им периодически устраивают. И на выходе они получают свое же тело, но без единой болезни. Девственное! Ну… то есть, допустим, девственное – для ста двадцати лет. Старое, но не изношенное. Слабое, но не больное, понимаешь?

– Что ж тут не понять…

– Дальше. Три других канала несут менталику. Три архива. Первый – врожденное. – На лист лег еще один окурок. – Темперамент, то-се, задатки-зачатки и прочее. Что ты от родителей взял. Вот тут… – Мужчина выбрал в пепельнице короткий изжеванный фильтр. – Вот тут приобретенное. Интеллект, навыки и всякая такая хрень, которую ты сам наживаешь, вместе с болячками. А это… – Он торжественно уронил пятый окурок, стоптанный, как сапог каторжника. – Здесь, дружище, память.



1 из 21