Илья Стальнов

Дикие

Гравилет завис на высоте семьсот тридцать пять метров над бескрайним бетонным плато. Еще на орбите космонавтов насторожил цвет планеты – не какойнибудь голубой, как у Земли, не угрожающе-красный, подобно Марсу, не фиолетовый, как у Маконы, а хмуро-серый, асфальтовый, с голубыми вкраплениями морей и немногочисленными зелеными пятнами лесов. Возникло подозрение, не царствует ли здесь цивилизация «суицид-технотиков». Из тех цивилизаций, которые бесконтрольно развивают технологии и наращивают производственные мощности, пока не перейдут порог, за которым самоуничтожение и забвение.

Такие места производили удручающее, горестное впечатление – безжизненные города, кислотные реки, радиоактивные моря и ржавые останки когда-то могучих механизмов. Но здесь, похоже, еще теплилась жизнь.

На горизонте раскинулся громадный город с гигантскими зданиями, хитроумными, головоломными переплетениями транспортных артерий, километровыми заводскими трубами, выплевывающими сизо-желтый дым.

Двое космонавтов именовали друг друга «Первый» и «Второй», что соответствовало их служебному положению. Первый – коренастый, с широченными плечами, матерый космический волк лет сорока пяти, на его плечах лежали длинные, седые волосы. Второй – самоуверенный, даже слегка нахальный жгучий брюнет. Это был его третий полет. Они прильнули к окулярам квантовых биноклей и внимательно изучали контуры города, несущиеся по автострадам потоки машин и толпы людей на тротуарах. По бетонному плато, на десятки и даже сотни километров раскинувшемуся вокруг города, на огромной скорости проносились причудливых форм яркие автомобили. Куда и зачем гнала их нелегкая?

– Нечего здесь делать, – решительно произнес Второй. – Обычные технотики в стадии прогрессирующего научно-технического экстаза.

– Ты слишком просто к этому относишься. Не забывай, мы должны доставить шефу информацию. Знание – это наша работа, долг, да просто смысл жизни.



1 из 7