Ситников Константин

Вложи камень

К.И.Ситников

ВЛОЖИ КАМЕНЬ...

I.

Я всегда очень болезненно переживал появление в клубе посторонних и прямо случайных господ. Они производили во мне нервическое состояние одним своим присутствием, громким разговором, удивительною бесцеремонностью. Вот возьмите купца Пчелкина... Да что там купец Пчелкин! Того и жди в клубе женщины. Я так и сказал нашему председателю... что же, думаете, не сказал? "Помилуйте, - говорю, - Валентин Петрович, не хватает только, чтобы в клубе появилась женщина". Он этак ободрительно похлопал меня по плечу: мол, что уж, терпите, голубчик. Пришлось терпеть. А вот морского лейтенанта Обненского я принял тотчас. Это был молчаливый, бледный человек, настолько бледный, что его лицо могло поспорить с белым его кителем. В те дни много говорили о войне с Японией, и атмосфера вокруг лейтенанта стояла такая, будто едва ли не назавтра ему отправляться в боевой поход. Впрочем, не только же о войне мы говорили! Ясно помню, в тот вечер после супа а-ля Royale подавали лосося под полинезийским соусом, и разговор за столом зашел о туземцах Полинезии и об их нелепых суевериях. - Представьте, господа, - рассказывал Андрей Андреевич Ермолаев, известный путешественник, член Географического общества, - эти дикари верят, будто изображение человека, будучи подвергнуто какому-либо повреждению, причинит вред самому человеку. - Эка невидаль, - возразил наш сельский доктор, Павел Антонович Душкин, которого, правда, редко можно было видеть на наших заседаниях последнее время. - В деревнях народ не дальше в развитии пошел ваших дикарей. Намедни едет мужик в город. Молодой, сметливый и, прошу заметить, грамотный. Ну, по обыкновению, спрашивает, не надо ли, Павел Антонович, чего привезти из города. Как не надо. Так и так, говорю, брат, кончилась у меня ртутная мазь. Сифилис, знаете, в деревнях... Что же, пишу на бумажке. А он не берет. Не берет, и что ты будешь делать! Что, говорю, Ваня, никак боишься чего?..



1 из 10