Однако в отличие от большинства женщин София не делала попыток начать возбужденную болтовню. Она настороженно смотрела на него и молчала. Очевидно, она была готова молчать долго.

— Мисс Сидней, — обратился к ней наконец сэр Росс, — мой клерк известил меня, что вы отказались назвать ему причину вашего визита.

— Если бы я ему сказала, он не пустил бы меня даже через порог. Видите ли, я пришла в надежде получить место согласно вашему объявлению в газете.

Росса Кэннона было трудно чем-либо удивить — за годы своей работы здесь, на Боу-стрит, он повидал многое. Однако то, что посетительница изъявила желание получить место здесь, в Лондонском суде по уголовным делам, — такое с трудом укладывалось в голове. Судя по всему, эта особа имела весьма смутные представления о том, с чем может быть сопряжена работа с уголовными делами.

— Мне нужен помощник, мисс Сидней. Тот, кто частично взял бы на себя бумажную работу и вел архив. Боу-стрит, скажу я вам, — неподходящее место для женщины.

— Но ведь в вашем объявлении ничего не сказано о том, что вам нужен непременно мужчина, — возразила нежданная посетительница. — Я умею читать, писать, знаю даже, как вести домашнюю бухгалтерию. Так почему же я не могу претендовать на это место?

Хотя тон мисс Сидней был почтительным, сэр Росс почувствовал в ее словах легкий вызов, что привело его в восторг и одновременно встревожило. «Интересно, — подумал он, — мы с этой особой никогда не встречались?» Нет, в таком случае он наверняка запомнил бы ее лицо. И все же было в этой женщине нечто такое, что показалось ему смутно знакомым.

— Сколько вам лет? — неожиданно поинтересовался он. — Двадцать два? Двадцать три?

— Мне двадцать восемь, сэр.

— Ах, неужели? — позволил себе усомниться главный судья. Его гостья выглядела гораздо моложе заявленного возраста и пока еще мало походила на кандидатку в старые девы.



2 из 311