Жестом леди Агнес пригласила их войти.

– Беллард? – Спросила она, выказывая беспокойство, в котором находилась последние несколько месяцев. – Португалия с находящейся там озверевшей французской армией – слишком опасное место.

– Нет, не Беллард. – Алекс Рендалл шагнул внутрь и снял промокший от дождя плащ. Он хромал после ранения, полученного на Пиренейском полуострове, но все еще был до смешного красив в своем алом военном мундире. – Это... это – Эштон.

Эштон был шестым в их классе, самым загадочным и, возможно, самым дорогим для нее. Она собралась с духом и произнесла:

– Мертв?

– Да, – прямо ответил Джеймс Киркленд. – Мы узнали эту новость в нашем клубе и немедленно отправились сюда, чтобы сообщить вам об этом.

В отчаянии она закрыла глаза. Это было несправедливо – молодые не должны умирать раньше стариков. Но ей пришлось очень рано узнать, что жизнь не бывает справедливой.

Чья-то рука успокаивающе обняла леди Агнес за плечи. Она открыла глаза и увидела, что это Уилл Мастерсон, надежный и тихий, но всегда знающий, что нужно делать.

– Вы собрались вместе, чтобы поддержать меня, если у меня начнется истерический припадок? – спросила она, стараясь оставаться той спокойной директрисой, которую они знали много лет.

Мастерсон криво улыбнулся:

– Возможно. А может быть, мы просто хотели, чтобы это вы нас утешили, а не наоборот.

В этом и заключалась правда, догадалась она. Ни у одного из ее молодых джентльменов не имелось достойной матери, потому именно она взяла на себя эту роль в их жизни.

Появилась зевающая горничная, и леди Агнес распорядилась насчет еды для своих гостей. Молодым мужчинам необходимо вовремя хорошо подкрепиться, особенно после продолжительной поездки из Лондона. Когда они повесили свои промокшие плащи, она провела их в гостиную. Они все знали дорогу, поскольку бывали здесь и раньше, даже после окончания своего обучения.



2 из 314