Мэри Стюарт

Заколдованный конь

1

Кармел Лейси – самая глупая из всех известных мне женщин, и это не так уж мало значит. Я пила с ней чай в тот промозглый вторник только потому, что она, во-первых, так настойчиво приглашала меня по телефону, что невозможно было отказаться, а во-вторых, я пребывала в такой депрессии, что даже пить чай с Кармел Лейси казалось лучше, чем сидеть одной в комнате, где еще не затихло эхо последней ссоры с Льюисом. То, что я полностью права, а он несомненно, неколебимо, до ярости не прав, не давало удовлетворения потому, что он теперь находился в Стокгольме, а я все еще в Лондоне, в то время как по всем правилам мы должны бы вместе лежать на берегу под итальянским солнцем и наслаждаться первым совместным летним отпуском с медового месяца два года назад. Дождь не прекращался со дня его отъезда, а в «Гардиан» я каждый день читала, что в Стокгольме тепло и ясно. Я игнорировала сведения о дурной погоде на юге Италии и сосредоточивалась на грехах Льюиса и своих печалях.

«По какому поводу хмуришься?» – спросила Кармел Лейси.

«Разве? Извините. Это, наверное, депрессия от погоды и вообще. Это не из-за Вас. Продолжайте. Ну и как, Вы купили в конце концов?»

«Так и не определилась. Всегда так ужасно трудно принимать решения… – Ее голос неопределенно замер, а рука зависла над блюдом с пирожными между безе и эклером. – Но знаешь, какие они теперь стали, не идут навстречу, не держат то, что тебе нравится, а просто продают, а ты к тому времени уже поняла, что хотела это с самого начала».

Пирожные ей на пользу и пухлость ей идет. Она такая хорошенькая блондиночка, ее привлекательность зависит от окраски и сохранится навсегда даже с постоянным увеличением веса и переходом в седину. Пока ее волосы совершенно золотые, хоть она училась с моей мамой в школе. Тогда она пользовалась большой популярностью и кличка у нее была «Карамель». Они не то, чтобы дружили, но проживали по соседству. К тому же папа Кармел держал скаковых лошадей, а мой дедушка – ветеринар-хирург – за ними ухаживал. Потом их пути разошлись. Моя мама вышла замуж за молодого партнера своего отца и осталась в Чешире, а Кармел «удачно» вышла замуж и уехала в Лондон. Ее мужу было за сорок, богатый банкир, упакованный в «Ягуар», а троих детей они благополучно распихали по хорошим школам.



1 из 143