Рон Холмс

Сердце любимой

Я пишу это признание кровью своей возлюбленной. Она мертва. У нее нет больше сердца – я вырезал ее сердце. У нее не осталось крови – ее кровь течет по моему перу. И теперь мы исчезнем оба, она и я, оба сгорим в огне, и наши когда-то исполненные страсти тела превратятся в горсть серого и бессильного праха. Этого не избежать.

То, что случилось, прошло; но оно живет в моей памяти, в этих кровавых строках, и еще в воплях моей жены, которые доносятся из раскрытых дверей операционной. Для этого я и оставил их открытыми.

Теперь я знаю, что безумен – и все же знаю такое чувство, которое глубже всего, что я испытал за свою разумную, но полную страха жизнь. Сейчас страх меня покинул. И это прекрасно.

Моя жена еще кричит: крики раздаются со стола в операционной. Там она и привязана, крепко привязана. Она в полном сознании. Рядом с ней лежит тело Стеллы, моей возлюбленной. Стелла нагая. На лбу у нее небольшое отверстие. Рана кровоточит: Стелла стала устрицей для жемчужины из свинца, для пули, которая убила ее, свела холодом грудь и застудила кровь. Кровоточит еще одна рана, прямо под грудью. Кровь на ее теле. Она пролилась, когда я рассек его, чтобы извлечь сердце.

Времени у меня только объяснить все, что произошло и я должен это сделать, чтобы не осквернить эту кровь, которая когда-то билась под моими пальцами, восхищая и смущая меня.

Стелла стала моей ассистенткой всего полгода назад. Во время учебы в Страсбургском университете она увлеклась моими опытами по пересадке органов и предложила мне свою помощь. Через несколько дней мы стали любовниками. Она была прекрасна.

Перо высохло, надо снова смочить его кровью, чтобы в свете настольной лампы увидеть на странице полновесные и исполненные страсти слова.

Я уже давно разлюбил свою жену. Физически она стала мне отвратительна. Интеллектуально мы были несовместимы. Со Стеллой же у нас возник союз ума и тела – гармония, поддержавшая мою веру в работу по пересадке живых частей человеческого организма. Она жила во мне, а я жил в ней; мы самоотверженно отдались друг другу.



1 из 3