Все книги про: «илья чернецов хаос»






Танец с Хаосом Андрей Мартьянов


Этого не может быть потому, что не может быть никогда! В предсказуемом и стабильном XXII веке, в эпоху космических путешествий и звездолетов, не должно существовать драконов и черных магов! Время не течет вспять, а материя не способна произвольно изменяться! Так скажет любой здравомыслящий человек, за исключением двоих сотрудников службы безопасности Дальнего Флота, скучавших на захолустной планете до времени, пока в этом мирке не поселилось НЕЧТО, обрушившее на людей лавину хаоса и самых невероятных приключений... Как вы поступите, оказавшись…


Крадущийся хаос Говард Лавкрафт


Немало уже написано разными авторами о наслаждениях и муках, что таит в себе опиум... Но сколь бы обширны ни были подобные свидетельства, никто еще не осмелился раскрыть людям природу тех фантастических видений, что открываются внутреннему взору употребляющего опиум, или хотя бы обозначить направление того необъяснимого движения по неведомым, необычайным и прекрасным путям, что непреодолимо увлекают всякого, кто принимает те или иные наркотические вещества... Я пробовал опиум лишь однажды... и мои видения завели меня очень далеко». Человек,…


Рука Хаоса Маргарет Уэйс


Великая вражда двух рас полубогов – патринов и сарганов – погубила Изначальный Мир и привела к разделению его на Четыре Мира Стихий. Главный герой, патрин Эпло, отправляется по приказу своего господина Ксара в странствие по мирам, чтобы собрать сведения, с помощью которых патрины сумеют отомстить своим старинным врагам. Однако в своих странствиях Эпло встречается с другими врагами – почти всемогущими змеями-оборотнями, олицетворением абсолютного Зла которые грозят гибелью и патринам, и сарганам, и всем Четырем Мирам. Хаос, боль, страх, ненависть…


Хаос и порядок. Прыжок в безумие Стивен Дональдсон


Стивен Дональдсон продолжает рассказ о жизни на затерянных в пространстве станциях, о геологах, пиратах и полицейских, о пустоте Глубокого Космоса, ломающего человеческую психику и не знающего милосердия. После выполнения секретной миссии по уничтожению пиратских верфей на планетоиде Малый Танатос звездолет «Труба» пытается уйти от преследования. На борту – Морн Хайленд и ее сын Дейвис, киборг Энгус Термопайл и капитан Ник Саккорсо – старые враги, объединившиеся в отчаянной попытке выжить. Незыблемы законы Галактики, но непредсказуемы…


Отягощенные злом, или Сорок лет спустя Аркадий и Борис Стругацкие


«Отягощённые Злом, или Сорок лет спустя». История Агасфера Проклятого… История «перестроенной утопии» недалёкого будущего… История Иоанна Богослова, Христа и Иуды… Все же вместе — один из лучших образцов позднего творчества братьев Стругацких!


Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин,… Undefined Undefined


Самый загадочный и скандально знаменитый из великих романов средневекового Китая, был написан в XVII веке. Имя автора не сохранилось, известен только псевдоним – Ланьлинский насмешник. Это первый китайский роман реалистического свойства, считавшийся настолько неприличным, что полная публикация его запрещена в Китае до сих пор. В отличие от традиционных романов, где описывались мифологические или исторические события, «Цзинь, Пин, Мэй» рассказывается веселой жизни пройдохи-нувориша в окружении его четырех жен и многочисленных наложниц.


В тени молчаливого большинства, или Конец… Жан Бодрийар


Бодрийар Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. Екатеринбург. 2000 Издание осуществлено в рамках программы Пушкин при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Посольства Франции в России.


Гойя, или Тяжкий путь познания Лион Фейхтвангер


Лион Фейхтвангер — мастер немецкоязычной прозы XX века, чей вклад в литературу можно сравнить лишь с творческим наследием Генриха и Томаса Маннов и Стефана Цвейга. Писатель, перу которого в равной степени были подвластны семейная сага, социальная драма ипублицистика. «Гойя, или Тяжкий путь познания» — жемчужина творческого наследия Фейхтвангера. Роман, до сих нор не имеющий равных среди произведений, посвященных жизни и творчеству Франсиско Гойи. Роман, в котором причудливо и изысканно переплетены история и вымысел, проза — и безупречная…


Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки Юлия Шилова


Многие считают, что раз женщина замужем, то она должна быть счастлива. Действительно, Юля считала, что она счастлива в браке. До тех пор, пока ее муж однажды не отправился в магазин за картошкой и не исчез. А вернулся совершенно другим человеком: он абсолютно ничего не помнит, не признает ни жену, ни ребенка, ни родителей. Юле безумно трудно, она разрывается между нелюбимой работой в баре для трансвеститов и домом, где ее ждет опостылевший муж. Чтобы немного развеяться, Юля вместе со своей подругой Владой опрометчиво соглашается поехать на день рождения…


Умри или исчезни! Андрей Дашков


«Жизнь – это сон на пути к смерти…» И сон ваш вполне может стать кошмаром, если вы помешаете убийцам, способным входить в сновидения!.. Вы пожалеете, что еще не умерли, – или рискнете сражаться. …Слишком много миров. Слишком много реальностей. А союзников – всего четверо: бессмертный мистик из масонского ордена, ничем не примечательный парень из нашей реальности, владеющая тайным знанием девушка – и бродячий пес!


Смерть Ильи Ильича Михаил Угаров


История пьесы М.Ю.Угарова «Смерть Ильи Ильича» – по мнению многих, лучшей пьесы современности, – достаточно интересна: говорят, что автор сочинял пьесу «Смерть Ильи Ильича» («Облом-оff») как раз для МХАТа, но после смерти Олега Ефремова она оказалась там не нужна. В результате автор поставил пьесу сам в «Центре драматургии и режиссуры». Последствия хорошо известны: премия на фестивале «Новая драма», премия «Гвоздь сезона» от московского отделения СТД и приз зрительских симпатий на «Золотой маске». Тут же пьесу приняли к постановке в театре…


Мера хаоса Дмитрий Казаков


Это мир давней и безнадежной войны с Хаосом, мир, где маги играют бесконечные игры чужими жизнями, кровь льется потоками, а выжить еще труднее, чем сохранить в себе доброту и благородство. Хорст Вихор, бродячий мастеровой, попав в безвыходную ситуацию, становится фигурой в руках могущественного колдуна. Безжалостный хозяин ведет игру, не обращая внимания на то, что его фишка может испытывать боль, страх и отвращение к тому, что ей приходится делать. В беспрерывных странствиях Хорст попадает туда, где до него не был никто из людей, оказывается в…


Бочка и обручи, или Когда началась Великая… Марк Солонин


В книге рассматривается начальный период войны между гитлеровской Германией и сталинским Советским Союзом. На основе данных, извлеченных из ранее засекреченных документов и материалов, а также анализа научно-исторической и мемуарной литературы автор опровергает устоявшиеся и новые мифы о причинах катастрофических поражений Красной Армии в первые месяцы войны, дает объективную, глубокую аргументированную трактовку хода военных событий. Первостепенное внимание уделено человеческому фактору. Книга предназначена историкам и всем, кто интересуется…


Без родословной, или жизнь и злоключения… Владимир Свинцов


Героиня нашей повести — обыкновенная бездомная собака, каких, к сожалению, много. Они живут в наше время и в нашем городе. Вы часто видите их — худющих, голодных, с просящим взглядом и поджатым хвостом у подъездов многоэтажных домов, около предприятий общественного питания, на рынках, у школ. Но они не всегда были бездомными. У каждой собаки когда-то был дом. Дом, в котором она родилась. Хороший или плохой, большой или маленький, теплый или холодный, удобный или неудобный… Но дом был. Обязательно!


Кораблики, или «Помоги мне в пути…» Владислав Крапивин


Роман-фантазия «Кораблики, или «Помоги мне в пути…» продолжают «командорскую тему» «Великого Кристалла», но решают ее в более жестком ключе. Героев этих произведений окружают жестокость и насилие.


Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона Валентин Катаев


„Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона"— книга, написанная на автобиографическом материале. Состоящая из отдельных фрагментов-воспоминаний, она объединена единым художественным замыслом и воссоздает гармонически целостную картину жизни детских лет писателя. И в этом произведении В. Катаева проявились такие особенности его стиля, как гротескность, лиризм, остроумие, наблюдательность, конкретно-чувственное восприятие мира.


Ясновидящая, или Эта ужасная улица Юрий Сотник


Героиня повести "Ясновидящая, или Эта ужасная улица" своей безудержной фантазией превратила нормальных ребят в отъявленных хулиганов. Самое интересное, что ее фантазии начали сбываться.


Хоббит, или Туда и обратно (пер. Н. Рахмановой) Джон Толкиен


Книга всемирно известного английского писателя Дж.Р.Р. Толкина «Хоббит, или Туда и обратно» по праву считается классикой детской литературы XX века. Невероятные приключения ее героя Бильбо Бэггинса и его друзей способны и рассмешить, и растрогать, и заставить ребенка задуматься о многих важных вещах. Уже несколько десятилетий история полного опасностей путешествия маленького отряда к заветной цели захватывает воображение детей и взрослых. Благодаря первокласному переводу Н. Рахмановой, уже ставшим классическим, удивительный мир героев Дж.Р.Р.…


Воспитание в утробе матери, или рассказ об… Андрэ Бертин


Очень часто родители в сердцах восклицают: «Ну откуда взялось это в ребенке? Почему он такой?..» Сегодня, наконец, у каждого из нас появилась возможность разобраться в истоках. Уже не вызывает сомнения, что многие черты характера будущего человека формируются в процессе внутриутробного периода, ибо новорожденный к моменту своего появления на свет уже прожил девять месяцев, которые в значительной степени определяют направления его дальнейшего развития. Если у Вас тоже появляются подобные вопросы, или Вы еще только готовитесь стать родителями,…


Потерянная честь Катарины Блюм или как возникает… Генрих Бёлль


Бёлль «вмешался» в дело Баадера — Майнхоф, одно из самых трагических событий террористической волны в Западной Германии, опубликовав статью, в которой стремился противодействовать разгулу насилия, и употребив в ней по отношению к откровенно бульварной газете «Бильд» выражение «открытый фашизм». Последовала форменная травля Бёлля в шпрингеров-ской прессе, он оказался среди тех «интеллектуалов», которых громче всех обвиняли в «пособничестве терроризму», ему грозили расправой, в его доме был произведен обыск, а позднее в него была подложена…


Загрузка...