Все книги про: «огромный член сына маме…»






Полтава. Рассказ о гибели одной армии Петер Энглунд


Автор рассказывает о великой Полтавской битве, в которой Швеция потерпела самое сокрушительное военное поражение за всю историю своей страны. Разгромы принято «задвигать в дальний угол», поэтому шведский походный архив был после битвы уничтожен, большинство официальных документов хранится в русских архивах. В этой книге отражен в основном взгляд «со шведской колокольни» на Полтавскую битву.


Мать [= Мама] Филип Фармер


Мать — это повесть о землянине, психологически зависимом от матери. Зависимость приводит его в гигантскую матку; ему удается завязать общение с пленившей его великаншей и превратить «утробу» в свое постоянное жилье. Во многих отношениях эта повесть была даже лучше, чем роман Грех межзвездный. Начитавшись критики на фрейдизм, Фармер придумал сюжет, который заканчивался буквальным возвращением в материнскую утробу. В «утробу», то есть в исполинских размеров самку не из нашего мира, которая выглядит как покрытый каменной коркой холм, не способный…


Сын Чернобога Сергей Шведов


Ему, зачатому в мистическую ночь Белтайн, волхвы напророчили великую судьбу. Но далеко не всякому пророчеству суждено сбыться. Ибо даже вещее слово порой утопает в крови. Надо стать воистину великим, чтобы пройти с мечом в руке от моря Балтийского до моря Черного и прибить свой щит к воротам Царьграда. Только тогда умолкнут злые языки, только тогда слабые духом поверят, что сила богов еще не иссякла на Руси.


Рассказы Теодор Старджон


Изображения обложек полного собрания Теодора Старжона, изданного в США.


Рассказы-2 Теодор Старджон


Изображения обложек авторских сборников Теодора Старджона.



Формула бессмертия (Научно-фантастические… Анатолий Днепров


ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ! Присылайте свои отзывы о содержании, художественном оформлении. и полиграфическом исполнении книги, а также ваши поже лания издательству и автору. Пишите по адресу: Москва, А-30, Сущевская, 21, издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», массовый отдел.


Ненаписанный рассказ Сомерсета Моэма Юрий Нагибин


Когда мы встретились, он уже подвел итоги и зачехлил стило. С подведением итогов явно поторопился, сделав это четверть века назад, видимо, не допускал, что Господь пошлет библейское долголетие худому, слабогрудому, много болевшему человеку. Стило еще долго служило ему верой и правдой. Его быстрый бег по бумаге навсегда остался дрожанием в правой кисти. "Это не «Паркинсон», — сказал Сомерсет Моэм, заметив, что я смотрю на его руку. — Профессиональная болезнь. Расплата за прилежание".


Сын епископа Кэтрин Куртц


Лишь два года мирной жизни выпало Гвиннеду после победы над Венцитом Торентским. Новая угроза нависла с запада: Меара, ставшая протекторатом Гвиннеда около века назад, начала борьбу за независимость и реставрацию своей королевской династии. Туда же бежал смещенный валоретский архиепископ Эдмунд Лорис, люто ненавидящий всех Дерини вообще и короля Келсона в частности. Разногласия по поводу выборов епископа Меары становятся первым камешком, стронувшим лавину междоусобной войны…





Мама джан Алексей Фролов


Что мы знаем об уличных музыкантах? Что мы знаем о людях, у которых нет дома? Что мы знаем о людях, у которых нет достойной работы? Обо всем этом написал молодой талантливый автор, который не понаслышке знает все о тяготах жизни, поскольку провел свое детство в детдоме. Он не романтизирует дно жизни и его обитателей, но мы убеждаемся, что и у них есть истинные ценности. Книга входит в молодежную серию номинантов литературной премии «Дебют».





Рассказы Дана Посадская


Это — мир по ту сторону зеркала, по ту сторону добра и зла. Мир, где лев раздирает ягнёнка, у ангелов чёрные крылья, а люди — всего лишь игрушки в чьих-то холодных руках со стеклянными ногтями. На призрачных лицах горят окровавленные губы. Шуты и убийцы в белых перчатках, прячущие рты за веерами из траурного кружева. Всполохи черных свечей, над которыми пляшут летучие мыши, аромат могильных цветов и болотные огни. Мир ночи, хищников, теней…





Загрузка...