Шелонин Олег & Баженов Виктор

Операция «У Лукоморья»

1

— Что делать будем?

— Хрен его знает. Сам себя мужик под статью подводит.

Содержимое вещмешка впечатляло: гранаты, наркота, запечатанная в прозрачные целлофановые пакеты, и даже две пластиковые мины. Отдельно у стены стояли три фляги чистейшего медицинского спирта, выдернутые наивным хозяином из подполья. Илья был растерян не меньше своего зама. Он смотрел на добродушного гиганта, хлопотавшего у очага, на неподвижные тела бандитов, грудой лежавшие в углу заимки, и с трудом удерживался, чтобы не сплюнуть с досады.

— Может, на них запишем? — кивнул в сторону измордованных отморозков Кожевников.

— На них только списать можно, — выразительно чиркнул себе ребром ладони по горлу капитан, — а записать… потом забодаешься отписываться. Запаковать, — коротко скомандовал он.

Бойцы группы захвата действовали быстро и слаженно. Наручники защелкнулись на запястьях полуживых бандитов.

— Добро ваше в целости и сохранности, воевода, — басил меж тем гигант. — Четвертый год берегу. Даже медовухи этой дивной не коснулся. Все хозяев ждал.

— Молодец, Иван! — с самым серьезным видом кивнул Кожевников.

— Мне б твою силу воли, — поддакнул Илья, лихорадочно соображая, что же делать с этим детинушкой, вбившим себе в голову, что бойцы рамодановского спецназа и есть истинные хозяева заимки. Парень, похоже, не в себе. Сдвиг по фазе явный. Языком говорит каким-то былинным, и одежда под стать: рубаха до колен, кушаком подпоясанная, портки сукна доброго, хоть в некоторых местах и потертые. На ногах сапоги, уж точно не кирзовые, размера этак пятидесятого. А уж ножны на боку такими брюликами отделаны, что, не будь это стразы (а другого варианта Илья просто не допускал), — до конца жизни можно не работать. И внукам и правнукам хватило бы.

— Может, он с Лукоморья? — вклинился в мысли капитана Степан.



1 из 208