Вилли Конн

ХУАНИТА УМЕЕТ ВСЕ

— Я не собираюсь жить по соседству с призраками, вампирами и прочей нечистью! К черту Вельмонт! — нобелевский лауреат Питер Макрой попытался встать, но тяжелый взгляд мэра вернул его зад в прежнее положение.

— Откуда в вас столько дерьмового суеверия, Пит? Вы кто — выдающийся ученый, или новообращенная монашка? — Крис Бростер раздраженно задергал носком ботинка. Его икры при этом надувались и разжимались, как брюхо питона, что свидетельствовало о крайнем неудовольствии.

— Крис, вы проездом в Вельмонте, или вы — его мэр? Какие суеверия? Люди бояться с заходом солнца выйти в городской парк, а вы делаете вид, что ничего не происходит.

— Вздор!

— И то, что в парке, чуть не каждую ночь, находят покойников — тоже вздор?

— Стечение обстоятельств, не более.

— Стечение обстоятельств?! Ну так знайте, Крис, я был там ровно в полночь, у самого «Сучьего вымени». Не буду рассказывать, что я там видел. В лучшем случае, вы мне не поверите, а в худшем — упечете в психушку. Все, что я намерен сказать, — к черту Вельмонт!

Макрой, наконец, нашел силы подняться, но их было все-таки недостаточно, чтобы покинуть кабинет мэра. Его властный взгляд из-под лохматых бровей и повелительные манеры держали ученого на коротком поводке.

— Отлично, Пит, вы славно пошутили. А как же те миллионы, которые город потратил на вашу программу «Здоровая Америка»? Мы пригласили спонсоров — банкиров, бизнесменов, актеров Голливуда. Кто вернет нам наши доллары? Или мы должны на вас подать в суд? Вот что. Пит, сейчас вы посмотрите мне в глаза и скажете, что останетесь в Вельмонте.

Пит хотел крикнуть: «Нет!» И вдруг неожиданно для себя сказал: «Да».

— Но имейте в виду, Крис, я остаюсь не ради ваших спонсоров, а исключительно из-за девочек Вельмонта.

— О, да! Таких девочек, как в Вельмонте, нет больше нигде — они красивы, доступны и, что немаловажно, — здоровы. В Вельмонте можно не бояться СПИДа. Пользуйтесь его щедротами, Пит, ведь вы парень — хоть куда! — захохотал мэр.



1 из 21